Музыкант Андрей Сенькевич: «В Беларуси нет такой группы, которую все бы знали и хотели»

Как стать популярным музыкантом, возможно ли зарабатывать музыкой в белорусских реалиях и что делать начинающему музыкальному коллективу – в интервью с музыкантом Андреем Сенькевичем.

Сегодняшний герой рубрики «Люди» – композитор, исполнитель авторской белорусско- и русскоязычной музыки в стиле indie rock, гитарист и аранжировщик группы «Коктейль Шаляпина», автор музыкального проекта Bazilik Live Андрей Сенькевич.

- Андрей, как ты стал музыкантом?

- Музыкой занимаюсь с детства. Закончил музыкальную школу по классу балалайки, играл в оркестре на бас-гитаре, пел в хоре. Более осознанно начал увлекаться музыкой где-то 4 года назад. Тогда же я создал проект Station86 и стал участником группы «Коктейль Шаляпина». С ребятами мы познакомились на празднике уличной музыки в Троицком предместье, который проходил в 2011 году. После выступления я им написал: «У вас клёвая музыка, но нужно поработать над гитарой, нельзя все песни заканчивать на «бац». Мы поддерживали связь, и со временем я стал бас-гитаристом и бэк-вокалистом коллектива. А через полгода я решил покинуть проект. У меня тогда была сложная ситуация: универ, работа, постоянные репетиции. Я задал участникам группы обычный вопрос: «Зачем мы это делаем?». Но никто не смог мне ответить. Ну, я и пошёл заниматься своими делами. Сказал: «Если что – звоните». Через полгода я вернулся в команду уже в роли гитариста группы.

- А что ты хотел услышать?

- Мне нужна была конкретика: я должен работать в коллективе или это хобби, которому можно уделять пару часов в неделю.

- Что от тебя требовалось?

- В том-то и проблема, что от меня ничего не требовалось. Коллектив существовал, мы что-то делали, но зачем мы это делали, никто не знал. Параллельно я начал работать над проектом Station 86. У меня спрашивали, не распыляюсь ли я, но мне это казалось абсолютно естественным: это как художник, который рисует одновременно две картины.

- Я думаю, ты просто получил определённый опыт в группе, и тебе захотелось его воплотить в своём проекте.

- Опыта не было. Я играл, ходил на репетиции – всё как у всех и как я привык жить в музыкальной школе. Если говорить о понимании того, как устроены музыкальные процессы в Беларуси и вообще везде, то оно пришло ко мне только год назад. И только тогда я решил создать сольный проект «Андрей Сенькевич», потому что мне есть, что сказать, и я знаю, как это воплотить в жизнь. В феврале 2015 года вышла первая пластинка «Мечтатели серых улиц», которую я уже презентовал в городах Беларуси, России, Польши и Латвии. На очереди фестиваль WOODSTOCK (Украина), Festivalis Saulėtosios Naktys (Литва) и несколько сольных концертов в Беларуси и России. В мае этого года ко мне присоединились другие музыканты. Единственный концерт в полноформатном составе состоялся 28 мая в баре «ДК». Но уже осенью мы планируем большой тур.

Андрей Сенькевич музыкант

Наш час

 

- А что с остальными проектами?

- Сейчас я участвую в трёх проектах: «Коктейль Шаляпина», «Андрей Сенькевич» и Station 86. Что касается последнего, его мало, кто слышал вживую, состав группы выходил на сцену буквально несколько раз, но уже осенью мы презентуем первую программу.

- Так всё-таки музыка – это работа или хобби?

- Для меня работа. Но работа не потому, что мне за это платят, а потому, что я вкладываю в это очень много сил, времени, эмоций и очень требователен к себе. У меня есть работа, где я зарабатываю деньги, и есть музыка. Это две разные сферы.

- А ты готов отказаться от основной работы и заниматься только музыкой?

- Да, скоро я так и сделаю. Но я принципиально не хочу зарабатывать на жизнь только музыкой. Иначе она станет не тем, чем должна быть.

- А у нас вообще реально зарабатывать музыкой?

- Конечно. Есть же люди, которые стоят на рынке, продают майки и этим живут. Почему человек не может стоять с гитарой и точно так же зарабатывать? Вопрос в другом – достаточно ли этого.

- Поэтому солист Нейро Дюбель работает колумнистом в «СБ», а барабанщик группы – таксистом?

- Наверное, это проблема конкретного коллектива. Я не верю в сезонность концертов, не верю, что летом не могут проходить хорошие концерты, потому что людей нет в городе. Пример, который я всегда привожу – это TNT ROCK CLUB, который вмещает 200 человек. В Минске живёт 3 миллиона человек. И в жару, и в мороз найдутся 200 человек, которые захотят придти и послушать хорошую авторскую музыку, зачастую – бесплатно.

Если эти люди не приходят – значит, они либо не хотят, либо об этом мероприятии просто не знают. Что касается Нейро Дюбель, то их творчеством я никогда не интересовался. Даже когда у меня была возможность попасть на их концерт в качестве журналиста музыкального портала musecube.org, я не пошёл. Не моё это.

Андрей Сенькевич

Нет места для тебя

 

- А на чьи концерты ты обычно ходишь?

- Обычно я хожу на исполнителей: 1. которые мне категорически не нравятся, 2. которых я послушал в записи, но не понял и не ощутил до конца, 3. которые для меня «вау, всю жизнь хотел попасть на ваш концерт».

- И кто же входит в число «вау» из белорусских коллективов?

- Никого. Я могу сказать, что даже такие зарубежные команды, как Scorpions и Nickelback не входят в эту категорию. На их концерты я хожу только потому, что мне интересно послушать, посмотреть и написать об этом. «Вау» – это те коллективы, которые повлияли на меня и на ту музыку, которую я делаю сейчас. Группа City and Colour канадского певца и музыканта Далласа Грина, американский коллектив Bon Iver, британский певец Дэвид Грэй, ирландец Дэмьен Райс – это те команды, песни которых слышали все, но если они приедут, то даже не соберут «Репаблик».

Андрей Сенькевич музыка

Мечтатели серых улиц

 

- Ты хочешь сказать, что у нас в Беларуси нет популярных музыкантов?

- Популярный и узнаваемый – не одно и то же. У нас много узнаваемых исполнителей – Александр Солодуха, Анжелика Агурбаш, Ляпис Трубецкой, Макс Корж, Без Билета, Саша Немо… Но, на мой взгляд, популярность – это когда ты хочешь исполнителя. Ты хочешь придти к нему на концерт, хочешь слышать его голос в своём плеере, хочешь выпить с ним пива или поехать на море. Далеко не все слушают Солодуху и ходят на его концерты, хотя он, бесспорно, узнаваемая личность. А вот когда приезжают Linkin Park или 30 Second to Mars многие люди готовы ехать на их концерты в любой город. Если брать Украину, то это «Океан Эльзы». А в Беларуси, как мне кажется, нет такой группы, которую все бы знали и хотели.

Вот ты спрашиваешь, могут ли музыканты зарабатывать – могут! Вопрос в другом – какая цель у команды. Когда мы говорим о популярности, нужно спросить у группы, чего она хочет. Может ребята просто хотят валить музло и им не важно, кто и в каком количестве будет ходить на их концерты.

Но человек, который чем-то занимается и ни разу не задумывался о том, как на этом заработать – уже не профессионал.

Ты тратишь на это время, деньги, силы, поэтому хотя бы момент самоокупаемости должен быть в голове. У меня есть знакомые музыканты, которые во всех интервью говорят: «Для нас самое важное музыка, эмоции, вдохновение, поэтому мы этим занимаемся и готовы играть хоть бесплатно». Но при этом их сольники стоят по 150-200 тысяч, и они делают такую рекламную компанию, что ко мне буквально подходят на улице и заставляют купить билет на их концерт. Если ты музыкант, ты существуешь хотя бы год, играешь концерты и записываешь альбомы – ты не можешь не думать о деньгах. Я не хочу зарабатывать где-то и тратить всю свою зарплату на музыку. Как бы я ни был предан музыке, у меня есть своя жизнь. Я хочу ездить в отпуск, покупать себе телефоны, машины, строить дома и т.д.

- Думаешь, в Беларуси музыкант может позволить себе купить дом?

- Абсолютно. Александр Солодуха ведь как-то заработал себе на дачу и новый автобус для гастролей. Вопрос в том, что для этого тебе, возможно, придётся петь не то, что ты хочешь, не там, где ты хочешь и не для той публики, которая тебе интересна.

- А ты готов на это?

- Нет.

- Ты сам занимаешься организацией своих концертов?

- Разумеется. Я пишу или звоню туда, где мне хотелось бы выступить: в любой клуб любого города любой страны. В письме прикрепляю ссылки на свой сайт, видео, музыку, рассказываю о себе. Ничего особенного. Но… раньше я как-то стеснялся заявиться в Латвию или даже Россию с предложением выступить. Со временем, это чувство прошло: я стал увереннее, профессиональнее, наверное. И теперь понял: границ нет. Весной мы вели диалог с организаторами фестивалей в Ирландии, Испании и Бельгии. Но мне и команде нашего проекта ещё есть, над чем работать. В одном мы уверены: возможностей донести нашу музыку достаточно, и мы обязательно ими воспользуемся.

- Можешь ли ты повлиять на количество людей, которые приходят на концерт?

- Конечно. Я ведь могу заставлять людей вступать в свои сообщества в соцсетях или приезжать в Ригу, например, заранее и заставлять людей купить билет на мой концерт. Всё предельно просто. Этим механизмом пользуется любой организатор. Например, я хочу собрать Prime Hall. Это всего около 2000 человек. У меня в соцсетях 800 друзей, у каждого из них есть знакомые. В любом случае, в Минске есть 2000 людей, которые меня знают и готовы будут придти на мой концерт. Это обычная математика. Но ведь суть не в этом.

На данный момент мои силы, время и мотивация позволяют мне работать только с теми людьми, которые действительно хотят придти и послушать меня.

Например, на моём первом сольном концерте в Минске было всего 7 человек, в Питере – 30. Я всегда спрашиваю у людей: «Почему вы здесь?». И это особенно ценно, когда человек приходит по своему желанию, а не потому, что ему задурили голову навязчивой рекламой или он просто решил выйти «в город».

Андрей Сенькевич Минск

Город дураков

 

- Но ты ведь как-то продвигаешь свой проект?

- Есть определённые действия, которые выполняет каждый творческий человек, будь то музыкант, танцор или художник. Ты должен быть в прессе, на радио и телевидении, тебя должны видеть люди, ты должен мелькать на каких-то мероприятиях, те же социальные сети, фестивали – это обычные механизмы.

- Какие планы?

- Наконец-то я собрал полный коллектив: Никита Анисимов – барабаны, Павел Осипенко – клавишные, Кирилл Богдан – бас-гитара, Роман Матов – труба, и на этом список музыкантов и инструментов не заканчивается. Сейчас, пока участники проекта находятся в отпуске, мы с Пашей подготовили piano acoustic программу, которую уже презентовали в Минске, Могилёве и Гомеле. 16 июля будем выступать в питерском баре VinyllaSky, а 17 июля – в кафе «Музыка Крыш», я там играю каждый раз, когда приезжаю. В августе состоится еще несколько концертов в Беларуси и России. Что касается глобальных целей, то 13 апреля 2017 года хотим отыграть концерт в Prime Hall. Зачем нам это? Мы хотим доказать, что любой исполнитель, который работает над собой и к чему-то стремится, в состоянии собрать хорошую площадку. Разумеется, есть и те, кто собирал более 10 000 зрителей, мы же пока остановим свои амбиции на 2000.

- Что бы ты посоветовал начинающим музыкантам?

- Помнить, что ни у одной группы в мире нет конкуренции. Не бывает двух одинаковых коллективов.

Если группу с кем-то сравнивают, это говорит либо об ограниченности человека, который сравнивает, либо о том, что музыканты ничего не делают, чтобы стать адметными.

Мы создали проект, чтобы помогать начинающим и не только музыкантам, – Bazilik Live. Мы не будем учить людей зарабатывать деньги и рассказывать, как организовать концерт. Это будет ресурс-памятка, куда можно зайти и посмотреть, в каком клубе можно выступить и кому об этом написать.

Также там будет список белорусских студий, список порталов, где музыкант может разместить свою афишу и анонсы концертов, перечень СМИ, которые могут помочь музыкантам заявить о себе. Если будет угодно, хотим стать маленьким «домашним» лейблом. В дальнейшем мы будем брать определённые коллективы и вести их деятельность. Да, это очередной белорусский проект, который пытается что-то изменить в белорусской независимой музыке. Таких было много, и мы не последние. Но пока – у нас есть идея и мы знаем или верим, что знаем, как её реализовать.

белорусские музыканты

Музыка. Друзья. Дорога

 

Фото: Ольга Кобрусева, Татьяна Фещенко

Просмотров 907

ПОДЕЛИТЬСЯ

Еще больше интересного

Уйти из корпорации и построить бизнес с помощью личного бренда – история Натальи Бертош

Кто-то ее откровенно недолюбливает, кто-то побаивается, а у кого-то она вызывает искреннее восхищение. Так или иначе, Берта – имя нарицательное в кругу маркетологов, пиарщиков, музыкантов, а теперь и белорусского бизнес-сообщества.

«Ходили слухи, что я нанял пять человек, которые работают вместо меня»

Как учитель физкультуры стал руководителем отдела бизнес-продаж в крупной компании.

Хозяйка кондитерской Capriso: «Помимо вдохновения нужен чёткий бизнес-план».

Уйти с серьёзной должности в крупной промышленной компании, чтобы открыть небольшую семейную кондитерскую. Все мы любим такие истории. Вот только редко представляем, что стоит за этим решением и какие трудности...

Оставить комментарий

Комментарии

Meruert Koldasova

10 секретов счастья и успеха от украинских экспертов

Ирина Карелина

Эксперимент: 7 дней без кофе

Ksu Rabchinskaya

Эксперимент: 7 дней без кофе

Популярные материалы

Уйти из корпорации и построить бизнес с помощью личного бренда – история Натальи Бертош

Кто-то ее откровенно недолюбливает, кто-то побаивается, а у кого-то она вызывает искреннее восхищение. Так или иначе, Берта – имя нарицательное в кругу маркетологов, пиарщиков, музыкантов, а теперь и белорусского бизнес-сообщества.

«Ходили слухи, что я нанял пять человек, которые работают вместо меня»

Как учитель физкультуры стал руководителем отдела бизнес-продаж в крупной компании.

Работа с телом и эмоциями — танцевальная импровизация в Минске

Недавно я попала на интенсив по танцевальной импровизации в студию Dance Essence. Честно говоря, я не раз увиливала от приглашений и долго собиралась с духом, потому что мне было совершенно...